ПВО Исламской Республики Иран. Часть 2

Помимо оснащения своих радиотехнических подразделений современными средствами освещения воздушной обстановки, в Иране большое внимание уделяется созданию боевых информационно-управляющих систем. До начала «нулевых» командные пункты были оснащены устаревшими автоматическими системами управления выпуска 70-80-х годов прошлого века, американского, китайского и советского производства. Эта аппаратура в большей своей части сильно изношена и уже не соответствует современным реалиям. Поддержание её в работоспособном состоянии крайне затруднено, так как устаревшая элементная база давно не производится. Если поставки комплектующих китайского и советского производства ещё возможны, то с американскими радиоэлектронными блоками дело обстоит совсем плохо.

Более того, американцы ревностно следят за тем, чтобы их даже сильно устаревшая техника военного назначения не попала в Иран. В этих условиях иранское руководство сделало ставку на разработку собственных АСУ и закупку современных средств боевого управления за рубежом, главным образом в КНР и в России. К тому же иранцы, как и китайцы, вполне прагматично не «заморачиваются» проблемами соблюдения прав интеллектуальной собственности, и в условиях введённых против ИРИ санкций тянут всё, что «плохо лежит». Неоднократно фиксировались попытки иранской разведки добыть новейшие разработки западноевропейских производителей систем связи и ПВО. Из средств боевого управления советского и российского производства в войсках ПВО ИРИ имеются: АСУ «Сенеж-М1Э» (поставлялась совместно с ЗРК С-200ВЭ), «Байкал-1МЭ» (ЗРС С-300ПМУ-2) и «Ранжир-М1» (ЗРК «Тор-М2Э» и ЗРПК «Панцирь-С1Э»).

Также значительное внимание в ИРИ уделяется развитию систем радиоэлектронной борьбы. Экипажи американских самолётов-разведчиков RC-135 V/W, EP-3E и P-8А, регулярно совершающие полёты в нейтральном воздушном пространстве вдоль иранского побережья, неоднократно фиксировали весьма эффективные помехи, подавляющие бортовые радиотехнические комплексы. После потери над территорией Ирана в декабре 2011 года БПЛА RQ-170 Sentinel американцы были вынуждены пересмотреть свои оценки иранских возможностей в области РЭБ.

В последние несколько лет на иранском телевидении неоднократно демонстрировались передвижные системы автоматизированного управления войсками и командные пункты противовоздушной обороны, оснащённые современными средствами обработки и отображения информации.

Обмен данными между средствами радиолокационного контроля воздушной обстановки, штабами и командными центрами ПВО, пунктами управления ЗРК и наведения истребителей-перехватчиков осуществляется по высокоскоростным подземным оптоволоконным линиям, также широко используется радиорелейная и тропосферная радиосвязь. Всего на территории страны имеется более 160 узлов связи, приемных и передающих радиоцентров. Система тропосферной связи Ирана включает в себя более 40 станций. Сообщается, что во время учений, прошедших в октябре 2016 года, для работы с подразделениями ПВО, развёрнутыми на полевых позициях, использовалась аппаратура защищённой радиосвязи Aseman с дальностью действия до 150 км.

Система ПВО Исламской Республики разбита на 9 районов, в каждом из которых имеются региональные командные пункты, способные вести управление войсками самостоятельно. Согласно данным, опубликованным в открытых источниках, региональные КП осуществляют руководство действиями бригад ПВО.

Схема размещения КП ПВО на территории ИРИ

Бригады смешанного состава включают в себя зенитно-артиллерийские и ракетные подразделения, а также собственные средства разведки воздушной обстановки. Наибольшая плотность противовоздушных подразделений наблюдается вокруг важных в стратегическом отношении объектов на северо-западе Ирана, а также частично вдоль побережья Персидского и Ормузского заливов. В каждом районе развёрнуто от 4 до 9 зенитно-ракетных дивизионов, которые защищают важные административно-промышленные районы, нефтеперерабатывающие предприятия, центры по переработке ядерного топлива и АЭС. В то же время практически не прикрыты области, граничащие с Афганистаном и Пакистаном, откуда также может исходить угроза воздушного нападения.

Схема расположения ЗРК средней и большой дальности на территории ИРИ по состоянию на 2012 год

Как следует из представленной схемы расположения, зенитных комплексов средней и большой дальности на этих направлениях нет. В то же время не так давно, в приграничных областях развёрнуты современные РЛС китайского производства JY-14, что отражает намерение иранского руководства постепенно прикрыть и эти районы. Возможно, по мере поступления на вооружение современных противовоздушных систем не самые современные средства ПВО будут направляться на второстепенные участки.

Спутниковый снимок Google Earth: КП ПВО в районе Khavar Shahr

Центральный командный пункт ПВО, откуда также ведётся управление силами ПВО столичного региона, находится в районе Khavar Shahr. Здесь имеется многоэтажный подземный бункер, длиной более 200 метров, прикрытый сверху толстым слоем железобетона. В его окрестностях развернуто два зенитных дивизиона ЗРС С-300ПМУ-2 и ЗРК Mersad (иранский вариант MIM-23 I-Hawk), а также имеются многочисленные позиции зенитной артиллерии.

После окончания ирано-иракской войны были предприняты значительные усилия по усилению боевого потенциала иранских зенитно-ракетных подразделений. Ещё в середине 80-х начались работы по восстановительному ремонту и модернизации закупленных при шахе ЗРК MIM-23 I-Hawk. По мере реализации «импортозамещения», локализации производства радиоэлектронной базы и создания рецептур твёрдого топлива иранские специалисты смогли наладить выпуск собственного аналога, получившего наименование Mersad. Возможно, что в этом деле не обошлось без китайской помощи. Но одно можно сказать точно, со 100%-ной вероятностью: в ЗРК, собранных на территории Ирана, используются китайские комплектующие.

ЗРК Mersad

Иранский вариант ЗУР MIM-23В получил наименование Shahin. В 2011 была обнародована информация о введении в состав ЗРК Mersad новой ЗУР Shalamcheh, в которой по сравнению с Shahin улучшена помехозащищённость и увеличена вероятность поражения. Внешне она не отличается от прежних американских и иранских ракет семейства I-Hawk. Согласно заявлениям иранцев, в новой ракете используются усовершенствованная система наведения и более эффективная боевая часть. Благодаря твердотопливному двигателю повышенной мощности дальность пуска увеличена до 40 км.

Пусковая установка также не претерпела особых изменений, а вот аппаратная часть комплекса была модернизирована кардинально. Практически вся электроника переведена на современную твердотельную элементную базу. Полностью изменилась начинка станций подсвета цели и целеуказания на больших и средних высотах. Благодаря увеличенным энергетическим характеристикам радиолокационных средств возросли помехозащищенность и дальность обнаружения. В состав комплекса введена компактная РЛС обнаружения маловысотных целей сантиметрового диапазона. В кабине управления используются современные средства отображения информации.

Помимо буксируемого варианта, с целью повышения мобильности сознано несколько модификаций ЗРК Mersad на самоходных колёсных и гусеничных шасси. На огневой позиции все элементы комплекса соединяются между собой кабельными линиями.

Так как Иран с начала 90-х получил доступ к современным мобильным комплексам российского производства, модификации ЗРК Mersad на грузовом и гусеничном шасси не получили большого распространения и в основном выпускался буксируемый вариант. В данный момент в Иране развёрнуто примерно два десятка ЗРК Mersad, которые полностью заменили изношенные MIM-23 I-Hawk.

Как уже говорилось в первой части обзора, в конце 80-х начале 90-х в Иран из КНР было поставлено 14 ЗРК HQ-2J. В начале 21-го века в ИРИ началась модернизация китайского клона ЗРК С-75 и налажено собственное производство зенитных ракет получивших обозначение Sayyad.

ЗУР Sayyad

Громоздкие жидкостные ракеты с радиокомандной системой наведения сегодня воспринимаются как раритеты времён «холодной войны». Тем не менее, работы по их совершенствованию велись до недавнего времени. Вслед за первым вариантом ЗУР появилась модификация с тепловой головкой самонаведения. Судя по всему, ТГСН используется совместно с радиокомандной системой наведения, на конечном участке траектории, в непосредственной близости от цели.

Спутниковый снимок Google Earth: позиция иранского ЗРК HQ-2J неподалёку от ВМБ Бендер-Аббас

В последнее время HQ-2J постепенно вытесняются более совершенными зенитными комплексами. Эти ЗРК с шестью пусковыми установками расположенными вокруг станции наведения прекрасно видны из космоса. На снимках, сделанных в 2016 году, можно наблюдать всего 5 активных стационарных позиций. При этом на двух позициях на пусковых установках отсутствуют ЗУР, а на остальных число ракет меньше положенного. Скорей всего, это связано с нежеланием тратить силы и средства на обслуживание, снаряжение и заправку ракет, чья боевая ценность в современных условиях очень сомнительна. Помехозащищенность HQ-2J невысока, а время перебазирования совершенно неудовлетворительно.

Ещё 10-15 лет назад на военных парадах и выставках военной техники, проходящих в Тегеране, регулярно демонстрировались элементы мобильного ЗРК «Квадрат» (экспортный вариант советского ЗРК «Куб» на гусеничном шасси). Впервые он появился в Исламской Республике ещё в 80-е годы, но откуда этот комплекс там взялся, непонятно.

В иностранных СМИ сообщалось, что несколько батарей были поставлены из России во второй половине 90-х. Однако это маловероятно, поскольку в нашей стране к тому моменту ЗРК «Куб» снимались с вооружения, а их производство завершилось в начале 80-х. Скорее всего, Иран приобрел «Квадраты» в одной из восточно-европейских стран, при этом чаще всего в роли возможного поставщика фигурирует Румыния. В данный момент в связи с выработкой ресурса аппаратной части и ракет, иранские ЗРК «Квадрат» скорей всего не эксплуатируются. Во всяком случае, в последние годы их невидно на парадах и учениях.

В 2005 году появилась информация, что московское предприятие ОАО «ГПТП «Гранит» получило заказ на модернизацию иранских ЗРК «Квадрат». Модернизация эта проходила весьма своеобразно. Одновременно с продлением ресурса немногочисленных иранских «Квадратов» и их зенитных ракет, в ИРИ была налажена сборка мобильных ЗРК Raad на колёсных шасси, с ракетами, внешне сильно напоминающими своими очертаниями советскую ЗУР 9М38, использовавшуюся в «Бук-М1».

ЗРК Raad

Эти ракеты в дальнейшем были также применены в комплексах, известных на Западе как Khordad и Tabas-1. Общей чертой иранских мобильных войсковых ЗРК средней дальности является использование колёсной базы имеющей внешне много сходного с транспортёром повышенной проходимости МЗКТ-6922.

Впервые новый комплекс был продемонстрирован на военном параде в сентябре 2012 года. Как заявил иранский генерал Ами Али Гаджизаде, выступая на иранском телевидении, ЗРК Raad способен поражать воздушные цели в радиусе 45 километров и на высоте 22000 метров. Подробной информации в открытых источниках о новом иранском комплексе немного. Неизвестен полный состав ЗРК, тип и характеристики РЛС обнаружения.

Однако по аналогии с ЗРК «Бук» можно предположить, что в состав батареи входят как обычные СПУ без радиолокационного оборудования, так и самоходные огневые установки с РЛС подсвета цели. Помимо специального колёсного шасси повышенной проходимости, известен вариант ЗРК Raad смонтированный на тяжелые трёхосные грузовики. С учетом того, что значительная часть территории Ирана, это достаточно ровная пустынная местность, существование подобной более дешевой модификации представляется вполне оправданным.

Концептуально данные иранские зенитные комплексы на колёсном шасси аналогичны экспортному ЗРК «Бук-М2Э». Пуск ракет также осуществляется после вывешивания боевых машин на домкратах. По сравнению с российскими ЗРК семейства «Бук», колёсная модификация несколько дешевле, но обладает худшей проходимостью на пересечённой местности.

Возможно, что в данном случае речь идёт о разных вариантах исполнения одного комплекса, которые незначительно отличаются друг от друга деталями. Это представляется вполне вероятным, так как руководство Ирана старается всячески приукрасить свои достижения и создать иллюзию наличия на вооружении большого числа разнотипных ЗРК. Можно предположить, что создание иранских зенитных комплексов и ракет конструктивно и по своим характеристикам близких к российскому «Бук» осуществляется при поддержке России в виде поставки технической документации и комплектующих.

В 1992 году в ИРИ из России были поставлены 3 ЗРК С-200ВЭ «Вега-Э» (каналы) и 48 ЗУР «экспортной» модификации В-880Э. Этот «стратегический» зенитный комплекс с дальностью поражения высотных целей до 240 км, стал «длинной рукой» иранской ПВО. Во всех модификациях ракет ЗРК С-200 используется полуактивное самонаведение, при этом ЗУР самостоятельно наводится на отражённый целью радиолокационный сигнал, генерируемый радиолокатором подсвета цели.

Иранская ЗУР В-880Э на пусковой установке ПУ 5П72ВЭ

По всей видимости, контракт на поставку С-200ВЭ был заключён ещё в бытность СССР, а реализовывать его пришлось России. В 1992 году в нашей стране уже началось серийное производство ЗРС С-300ПМ со сравнимой дальность пуска, и в связи с масштабным сокращением вооруженных сил ЗРК С-200 снимались с позиций. При непревзойдённых во многом до сих пор характеристиках ЗРК семейства С-200 являются очень громоздкими и проблемными в эксплуатации. В качестве горючего жидкостного реактивного двигателя ракеты применяется токсичный триэтиламинксилидин (ТГ-02), а в качестве окислителя крайне агрессивна азотная кислота с добавкой четырехокиси азота. Заправка ракеты топливом и окислителем должна производиться в защитных прорезиненных костюмах и изолирующих противогазах. Пренебрежение средствами защиты, может привести к очень тяжелым последствиям, вплоть до смертельного исхода.

В отличие от СССР, где была принята схема оборудования огневой позиции на шесть пусковых установок, в Иране на один радиолокатор подсвета цели 5Н62ВЭ приходится две ПУ 5П72ВЭ, что по всей видимости связано с ограниченным количеством поставленных ракет. Напротив пусковых установок, примерно в 30 метрах, построены укреплённые железобетонные хранилища для запасных ЗУР. Оттуда ракеты по специально проложенным рельсам должны подаваться на ПУ, сокращая таким обозом до минимума время перезарядки. Притом, что в Иране количество пусковых на позиции по сравнению с советским вариантом развертывания сокращено в три раза, обращает на себя внимание тщательная инженерная подготовка позиций. Для личного состава и оборудования сооружены хорошо укреплённые железобетонные бункеры.

Спутниковый снимок Google Earth: стационарная позиция С-200ВЭ под Эсфаханом

Судя по всему, во второй половине 90-х в Иран была отправлена дополнительная партия ракет и станции наведения, а также запчасти. В начале «нулевых» дежурство в Исламской Республике несли 5 ЗРК большой дальности. Позиции С-200ВЭ располагались под Тегераном (2 зрдн), рядом с авиабазой Хамадан (1 зрдн), под Эсфаханом (1 зрдн) и в 10 км восточней главной военно-морской базы Бендер-Аббас (1 зрдн).

Ни одни крупные учения сил противовоздушной обороны не обходились без эффектных пусков дальнобойных зенитных ракет. В каждый раз это широко освещалось государственным иранским телевидением и получало широкий резонанс в мировых СМИ.

Примерно 10 лет назад в Иране заявили о «модернизации» ЗРК С-200ВЭ и создании собственной ракеты. Было даже сказано о создании «мобильного» варианта, что в последствии не нашло подтверждения. Скорей всего под «модернизацией» иранские официальные лица имели в виду восстановительный ремонт и частичный перевод на твердотельную элементную базу. Скорее всего, при модернизации С-200ВЭ Ирану была оказана помощь извне. Ряд военных экспертов указывают, что разработчиком и исполнителем программы модернизации являлось белорусское предприятие ОАО «Тетраэдр», которое с 2001 года специализируется на модернизации ЗРК советского производства.

Спутниковый снимок Google Earth: стационарная позиция С-200ВЭ в 10 км к югу от аэродрома Ahmadabad под Тегераном

В настоящее время жизненный цикл иранских С-200ВЭ близится к завершению. Это очень хорошо видно на спутниковых снимках. Даже притом, что количество ПУ в иранских дивизионах сокращено до двух, в последние несколько лет, ракеты как правило, заражаются только на одну «пушку». Причиной этого может быть как дефицит кондиционных ракет, так и сложность, и трудоёмкость их заправки и снаряжения. Но ожидать быстрого списания «двухсоток» в Иране не стоит, они сохраняться на вооружении в течение минимум 5-7 лет.

По большому счёту, С-200ВЭ, развёрнутые в Иране на стационарных позициях, являются «комплексами мирного времени». Они практически идеально подходят для борьбы с нарушителями воздушного пространства, такими как радиоэлектронные разведчики RC-135 V/W или высотные U-2S и RQ-4 Global Hawk, но малоэффективны против крылатых ракет или самолётов тактической и палубной авиации действующих на малых высотах, и крайне уязвимы в силу стационарного размещения. Не приходится сомневаться, что в случае столкновения с технологически сильным противником все иранские «двухсотки» будут быстро нейтрализованы.

В 2013 году министр обороны Ирана бригадный генерал Хоссейн Дехкан презентовал новый зенитно-ракетный комплекс большой дальности Talash с ЗУР Sayyad-2. Ряд экспертов сходятся во мнении, что эта ракета создана на основе американской RIM-66 SM-1MR. В годы правления шаха, зенитными ракетами средней дальности вооружались боевые корабли ВМС Ирана американской постройки.

Внешне пусковая установка ЗРК Talash очень сильно напоминает американский MIM-104 Patriot. Согласно информации озвученной на презентации, дальность прицельного пуска ЗУР Sayyad-2 с полуактивной радиолокационной системой наведения достигает 100 км.

В то же время нет достоверной информации, о радиолокаторах обнаружения и подсвета цели. Возможно, что для наведения ракет на цель предназначена РЛС Hafes, продемонстрированная на выставке достижений оборонной промышленности ИРИ совместно с ЗУР Sayyad-2 и Sayyad-3.

По информации, озвученной в иранских СМИ, дальность поражения воздушных целей ракетами Sayyad-3 должна достигать 200 км. Однако неизвестно как далеко продвинулась программа ЗРК Talash и насколько новые ракеты способны бороться с современными средствами воздушного нападения.

На недавних учениях ПВО Ирана, прошедших в декабре 2016 года в районе, где осуществлялся запуск ракет Sayyad-2, в объективы фото и телекамер попали аппаратные на базе трёхосных грузовиков Iveco с параболическими вращающимися антеннами в верхней части фургона. Некоторые военные обозреватели склоняются к тому, что это были станции наведения зенитных ракет.

Попытки самостоятельного создания в Иране зенитных комплексов средней дальности предназначенных для прикрытия собственных войск в прифронтовой полосе и зенитных систем большой дальности для защиты объектов инфраструктуры, промышленности и административных центров, отражает намерение построения многоуровневой системы ПВО. При этом в концепции построения противовоздушной обороны Исламской Республики просматривается подход, принятый ещё в СССР, когда для подразделений ПВО Сухопутных войск создавались высокомобильные комплексы с приданными средствами радиолокационного обнаружения. А в войска ПВО страны поступали зенитные системы, пусть не обладающие такой манёвренностью на местности, но гораздо больше подходящие для несения длительного боевого дежурства, с обзорными радиолокаторами большой дальности и высокопроизводительными АСУ.

В рамки данной концепции укладывается создание в ИРИ зенитно-ракетной системы большой дальности Bavar-373. По заявлениям иранских официальных лиц данная ЗРС была оперативно разработана в ответ на отмену в 2010 году поставки С-300П. Вскоре во время военного парада в Тегеране были представлены отдельные элементы ЗРС Bavar-373.

Первоначально многие эксперты посчитали, что Иран в очередной раз блефует и продемонстрированные самоходные СПУ, ничто иное как макеты. Однако в августе 2014 года состоялись первые испытательные пуски зенитных ракет Sayyad-4, что было подтверждено данными американской разведки.

Президент Ирана Хассан Рохани и министр обороны Хоссейн Дегхан рядом с новым ЗРК Bavar-373 в Тегеране. 21 августа 2016 года

Согласно заявлению министра обороны Хоссейна Дехкана, сделанному во время демонстрации новой ЗРС президенту Ирана Хассану Рохани, в августе 2016 года новая зенитная система должна быть запущена в серийное производство в ближайшее время превзойти по своим характеристикам российскую ЗРС С-300ПМУ-2. По словам Хоссейна Дехкана, новая ЗУР Sayyad-4 способна уничтожать не только боевые самолёты и беспилотники, но и поражать крылатые и баллистические ракеты на дальности 250 км. Обращает на себя внимание, что первые СПУ Bavar-373 первоначально демонстрировались с транспортно-пусковыми контейнерами напоминающими ТПК ЗРС С-300П. Однако позже были показаны самоходные пусковые с ТПК прямоугольного сечения. Сообщается, что, в отличие от ЗРС С-300П, иранские ракеты используют «горячий» старт.

Но правдивость слов иранского министра обороны вызывает сомнения, поскольку в этом случае не было бы никакого смысла в закупке российской С-300ПМУ-2. Создать зенитную ракету, способную перехватывать цели на заявленной дальности, — сложнейшая задача, которую иранские специалисты вряд ли способны решить в ближайшее время. И дело не только разработке эффективных рецептур твёрдого топлива. Проектирование систем наведения способных функционировать на такой дальности, это действительно неординарная задача. Конечно, иранские специалисты имеют определённый опыт модернизации и налаживания серийного производства американских и китайских ЗРК первого поколения, но этого скорей всего недостаточно для создания ЗУР не уступающей по своим характеристикам семейству российских ракет 48Н6 с полуактивной радиолокационной головкой самонаведения и радиокоррецией на траектории.

Для понимания сути вопроса, наверное, стоит напомнить, что в 1978 году, первая радиокомандная зенитная ракета типа 5В55К используемая в ЗРС С-300ПТ имела дальность пуска всего 47 км, что было сравнимо с дальностью поражения последних модификаций ЗРК С-75. Лишь в 1984 году для ЗРС С-300ПС была принята ЗУР 5В55Р, в которой благодаря использованию полуактивной РГСН дальность пуска удалось довести до 75 км. В дальнейшем появилась усовершенствованная ракета 5В55РМ с дальней границей зоны поражения 90 км. С-300ПС с ЗУР 5В55РМ до сих пор несут службу в ВКС РФ, и несмотря на преклонный возраст представляют угрозу современным средствам воздушного нападения. С учётом всего вышеизложенного, можно прийти к выводу, что если в ИРИ даже удалось создать зенитную систему способную по своим характеристикам сравниться с С-300ПС, это можно считать очень хорошим результатом.

Страны, где на сегодняшний день создаются современные зенитные системы средней и большой дальности, можно буквально пересчитать по пальцам, и это не удивительно, с учётом того, что для создания эффективного зенитно-ракетного вооружения необходима база в виде развитой научно-конструкторской школы, современная радиоэлектронная промышленность и багаж фундаментальных исследований. Как известно, в полной мере всего этого в Исламской Республике нет.

Также в составе новой иранской ЗРС должна использоваться мобильная трехкоординатная радиолокационная станция Meraj-4. Этот мобильный радар несколько раз демонстрировался мельком в репортажах иранского телевидения. Опять же по ничем не подтверждённым заявлениям иранцев его характеристики сравнимы радиолокатором обнаружения 64Н6Е2, входящим в состав ЗРС С-300ПМУ-2.

Сравнение создаваемых в Иране ЗРС с системой С-300ПМУ-2 отнюдь не случайны. Иран начал зондировать почву на предмет приобретения современных дальнобойных систем российского производства около 15 лет назад. В ноябре 2003 года состоялись первые предварительные консультации относительно закупки как минимум 5 зрдн С-300ПМУ-1(экспортный вариант С-300ПМ с дальностью до 150 км). Современные дальнобойные зенитные системы были нужны ИРИ в первую очередь для защиты своих ядерных объектов, в условиях всё возрастающего давления со стороны США. При этом также была велика угроза нанесения ударов израильскими ВВС. Как известно Израиль крайне болезненно воспринимает попытки обретения ядерного оружия своими недружественно настроенными соседями. То, что ВВС Израиля способны на успешные дальние рейды, было подтверждено не раз. Так, например 6 сентября 2007 года израильские F-15I, зайдя со стороны Турции, уничтожили сирийский ядерный объект в районе Дейр эль-Зор.

Переговоры относительно поставки С-300ПМУ-1 шли несколько лет, и в конце декабря 2007 года министр обороны ИРИ Мостафа Мохаммад Наджар обнародовал информацию о заключении контракта с «Рособоронэкспортом» стоимостью $ 800 млн. После этого на руководство России началось сильнейшее давление со стороны США и Израиля. В 2010 году, вскоре после принятия в Совете безопасности ООН резолюции, предусматривающей введение санкции против Ирана, наша страна аннулировала сделку. В ответ в апреле 2011 года Иран подал в Суд ОБСЕ по примирению и арбитражу иск к «Рособоронэкспорту» на сумму $900 млн.

В ходе предварительных слушаний иранские представители заявили, что поставка российских зенитных систем не должна подпадать под резолюцию СБ ООН, поскольку контракт был подписан до введения санкций против ИРИ. В данном случае иранцы были абсолютно в своём праве, и поставка оборонительных зенитных систем не угрожала безопасности других стран. Попав в довольно сложное положение, российское правительство предложило взамен С-300ПМУ-1 мобильные ЗРК малой дальности «Тор-М1Э», что в свою очередь было отвергнуто Ираном. По словам посла Ирана в РФ Махмуда Резы Саджади, в Исламской Республике была разработана специальная многоуровневая система ПВО страны, и в этой системе «Тор» не способен заменить дальнобойные ЗРС С-300ПМУ-1. В сентябре 2011 года иранская сторона заявила, что Россия вернула $166,8 млн., полученные в качестве предоплаты.

В апреле 2015 года Владимир Путин отменил запрет на поставки ЗРС С-300 в Иран. Однако практической реализации контракта мешало то обстоятельство, что к тому моменту производство зенитных систем семейства С-300П в России было свёрнуто и на имеющихся производственных мощностях строили С-400. Ирану была предложена ЗРС «Антей-2500» (улучшенный вариант С-300В). Однако данное предложение не встретило понимания, так как войсковая С-300В во многом ориентирована на отражение ударов баллистических ракет малой дальности и её возможности по несению длительного боевого дежурства и огневая производительность хуже, чем у объектовых зенитных систем С-300П. Тем не менее, сторонам удалось договориться, и судебный иск против России был отозван. При этом количество зенитных дивизионов поставляемых в ИРИ уменьшилось до четырёх, а стоимость контракта несколько возросла.

Как следует из информации, обнародованной в СМИ, Ирану предложили более продвинутую по сравнению с первоначальным вариантом модификацию С-300ПМУ-2. Впрочем, непонятно откуда взялись эти системы, пришлось ли заново налаживать их производство, или это доработанные до экспортного варианта С-300ПМ из наличия ВКС РФ.

Спутниковый снимок Google Earth: С-300ПМУ-2 в районе Khavar Shahr

Доставка четырёх дивизионов С-300ПМУ-2 в ИРИ осуществлялась несколькими партиям в течение 2016 года. Судя по спутниковым снимкам, постановка первых зрдн С-300ПМУ-2 на боевое дежурство произошла в июле 2016 года. Они развернуты на бывших позициях ЗРК С-200ВЭ на южной окраине Тегерана и в непосредственной близости от КП ПВО в районе Khavar Shahr.

Спутниковый снимок Google Earth: С-300ПМУ-2 на южной окраине Тегерана

В марте 2017 года было обнародовано видео с реальными пусками С-300ПМУ-2 в ходе учений Damavand, что свидетельствует о том, что иранские расчёты хотя бы частично освоили новую технику. Но, судя по опубликованным американским данным и свежим спутниковым снимкам, к несению постоянного боевого дежурства приступили ещё не все поставленные из России ЗРС.

Зенитно-ракетные системы большой дальности С-300ПМУ-2 безусловно способны серьёзно повысить потенциал иранской системы ПВО. Это в свою очередь в российских СМИ породило чрезмерно оптимистичные высказывания типа:

«Все стратегически важные военно-промышленные объекты Ирана, портовые города на побережье Персидского залива, научно-исследовательские центры, включая центр ядерных исследований в Эсфахане, сегодня прикрываются недавно поставленными российскими ЗРК С-300ПМУ-2 «Фаворит» в составе 4-х дивизионов. Дивизионы оптимально распределены для защиты воздушного пространства над Бендер-Аббасом, Буширом, Эсфаханом и Тегераном«.

Подобные заявления, не соответствующие к тому же районам развёртывания, достаточно безответственны. Авторам, пишущим такое, стоит помнить, что даже самая совершенная противовоздушная система сама по себе не гарантирует неприкосновенности защищаемых объектов, так как много зависит от выделенного наряда средств воздушного нападения и длительности ведения боевых действий. К тому же иранская ПВО ещё очень далека от совершенства, имеет немало проблемных мест. Четыре зрдн физически неспособны прикрыть всю территорию не самого маленького государства. Количество зенитных ракет на позициях не бесконечно, и у стран, от которых можно ожидать нападения на Иран, имеется техническая возможность перенасытить систему ПВО чрезмерным числом воздушных целей, таких, как БПЛА и крылатые ракеты. Как известно, в прошлом американские и израильские пилоты активно учились прорывать рубежи ПВО, во время совместных учений НАТО на имеющихся в Греции, Словакии и Болгарии ЗРС С-300ПМУ и С-300ПМУ-1. И хотя Ирану поставлена более современная и дальнобойная модификация российской ЗРС, чем те С-300П, что состоят на вооружении в странах НАТО, говорить о том, что ПВО ИРИ стала абсолютно непреступной, не приходится.

Продолжение следует…

/Сергей Линник, topwar.ru/

Опубликовал Fadanir

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *