Чем Россия ответит американскому «потрошителю»

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Боевые действия, управляемые дистанционно, позволяющие не вводить собственные подразделения в зону непосредственного огневого контакта с противником (сохраняя тем самым жизнь военнослужащим), — давняя мечта всех военачальников мира. В последнее время это является устойчивым трендом практически во всех ведущих армиях мира, предвосхищая новую эпоху в области вооружений — эпоху беспилотной боевой техники и боевых роботов. И если еще совсем недавно беспилотные машины использовались преимущественно для ведения разведки или разминирования, то сегодня они все чаще начинают исполнять ударные функции. Научить беспилотники уничтожать врага оказалось не самой простой задачей — далеко не все используемое сегодня оружие можно доверить роботам.

Пока в беспилотной ударной авиации используются преимущественно уже существующие боеприпасы, однако новая эра в области вооружений требует создания новых видов оружия и боеприпасов, адаптированных под беспилотные носители.

Это, в свою очередь, требует огромных интеллектуальных усилий и финансовых вложений. Неудивительно, что ныне существующие американские ударные беспилотники, даже несмотря на их все еще ограниченные возможности по поражению целей, по праву считаются одним из символов технологического лидерства Запада.

А что у нас?

На вооружении армии РФ таких аппаратов пока нет, но работы над их созданием ведутся, и, вероятно, уже в ближайшие годы российские военные тоже смогут применять для ударов по противнику и террористам постоянно «висящие» в воздухе дроны, пилоты которых будут работать, сменяя друг друга на расстоянии в сотни или даже тысячи километров от цели. По мере приближения этого момента мы слышим все больше заявлений военных и инженеров о самих аппаратах, при этом информации об их ударных возможностях почти нет.

Попробуем разобраться — чем же вооружат российские «Риперы» (от англ. Reaper («потрошитель») — название самого большого серийно выпускающегося ударного беспилотника MQ-9) и будут ли они похожи по составу подвесок на американских «коллег».

Американский ударный беспилотник MQ-9 Reaper © Imago/TASS

Российским военным, благодаря сотрудничеству с Израилем и выделению существенных средств отечественным разработчикам, удалось получить приличный и достаточно современный арсенал малых и средних беспилотных летательных аппаратов (БЛА).

В то же время средневысотных беспилотников с длительной продолжительностью полета (от англ. MALE — Medium Altitude Long Endurance) в арсенале российских вооруженных сил пока так и не появилось. В СМИ упоминалось большое количество разных названий проектов — «Иноходец», «Охотник», «Зеница». Но даже фото этих аппаратов в открытых источниках нет, есть лишь разнообразные графические этюды, само количество и частота появления которых вызывает скепсис относительно реалистичности того, что на них изображается.

Единственный проект российского БЛА класса MALE, который совершенно точно существует, — это разрабатываемый АО «НПО ОКБ имени М. П. Симонова» (Казань) при участии АО «Группа Кронштадт» (Санкт-Петербург) аппарат «Альтаир» («Альтиус-М»). Он создаётся с 2011 года, а в 2016 году совершил свой первый полет. На данный момент известно о существовании как минимум двух прототипов БЛА, которые проходят испытания на аэродроме Казанского авиазавода.

«Альтаир» © youtube.com

В апреле этого года появилась и ясность относительно перспектив поступления этого аппарата в строй. Замминистра обороны России Юрий Борисов рассказал СМИ, что «Альтаир» («Альтиус-М») выйдет на госиспытания уже в 2018 году (согласно условиям контракта 2011 года — должны были начаться в 2015-м). Ранее представитель «ОКБ им. Симонова» Нияз Тагиров заявил о том, что начало серийного производства беспилотника намечено на 2020 год.

Военные торопят разработчиков. Они крайне заинтересованы в появлении беспилотника, который бы мог на протяжении длительного времени осуществлять патрулирование и в случае необходимости быть оперативно задействованным для нанесения ударов. Отчасти такие аппараты могут заменить штурмовики Су-25 и ударные вертолеты. Особенно актуально их применение в контртеррористических операциях.

Из чего будет состоять арсенал «Альтаира»?

«Альтаир», по заявлению его разработчиков, может нести на борту около 2000 кг полезной нагрузки (по всей видимости, в этот показатель должна уложиться масса не только вооружения, но и прицельного комплекса) и применяться на дальности до 10 000 км. Для сравнения: Су-25 берет на борт 4400 кг вооружений, но его дальность полета составляет всего 2500 км и ни о каком дежурстве в воздухе на протяжении 48 часов не может быть и речи.

По своим характеристикам первый российских большой БЛА ближе всего к американскому беспилотнику MQ-9 Reaper (серийно производится с 2008 года). Учитывая американский опыт, для нового БЛА вряд ли будут создавать специальные боеприпасы — скорее речь может идти об адаптации уже существующих серийно выпускаемых бомб и ракет.

Так над чем сегодня могут работать специалисты корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) и их коллеги из входящего в госкорпорацию «Ростех» холдинга «Высокоточные комплексы», специализирующиеся в соответствующей области вооружений? Сами они эту информацию не раскрывают. Чтобы приоткрыть завесу тайны, обратимся к опыту США.

Reaper может брать на борт управляемые ракеты AGM-114 Hellfire, управляемые авиабомбы GBU-12 Paveway II или свободнопадающие бомбы, оснащенные комплектом оборудования Joint Direct Attack Munition (JDAM) для повышения точности попадания. Эти средства используются и в пилотируемой авиации. В России разработаны и производятся аналоги этих боеприпасов и именно они, вероятнее всего, после доработки или «подготовки», как выразился глава КТРВ, окажутся на пилонах «Альтаира».

Ракеты «Вихрь» © wikimedia.org

Управляемые ракеты

В России производятся два типа современных противотанковых авиационных ракет с полуактивным и активным лазерно-лучевым наведением — это «Атака», созданная в коломенском Бюро машиностроения, и «Вихрь» разработки тульского Конструкторского бюро приборостроения.

Обе ракеты входят в состав вооружения российских боевых вертолетов и успешно применяются в Сирии. С производством ракеты «Вихрь» (модернизирована и серийно выпускается концерном «Калашников») были некоторые проблемы, но они преодолены, а Ижмаш даже получил от Минобороны заказ на дальнейшую модернизацию ракет с учетом сирийского опыта. В целом военные довольны ракетой, примененной в Сирии с борта вертолета Ка-52. Дальность применения «Вихрь-1М» достигает 10 км, что вполне сопоставимо с американской Hellfire, так же как и массогабаритные характеристики.

Отличие «Атаки» от «Вихря» кроме несколько сниженной дальности стрельбы (до 6 км) состоит в том, что последний имеет модификации с автоматической лазерной лучевой системой наведения (оператору не надо удерживать марку на цели во время полета ракеты). Комплексы с ракетой «Атака» — «Атака-ВН» (для Ми-28Н) и «Штурм-ВУ» (для Ка-52) оснащаются полуавтоматическими радио- и лазерно-лучевой системами наведения.

Обе ракеты могут быть адаптированы для применения с БЛА, но для этого на борт потребуется установить дополнительное прицельное оборудование. К примеру, для использования «Вихря» на вертолете Ка-52 используется авиационный оптико-телевизионный прицельный комплекс И-251 «Шквал». Его масса составляет 350 кг, однако для БЛА не потребуются системы, обеспечивающие взаимодействие с пилотом, поэтому масса может быть и ниже.

В рамках адаптации противотанковых авиационных ракет для БЛА российским конструкторам, возможно, придется пойти по пути западных коллег. Потолок полета БЛА выше, чем у ударного вертолета. С учетом этой особенности в США был создан боеприпас AGM-114P, который может быть применен с большей высоты, чем стандартный Hellfire.

© wikimedia.org

Корректируемые авиабомбы

Есть в России и свой аналог GBU-12 Paveway II — корректируемая авиационная бомба КАБ-250, разработанная компанией «ГНПП „Регион“» (входит в состав КТРВ). Этот боеприпас был впервые представлен в ходе авиасалона МАКС-2011, а сегодня, судя по некоторым сообщениям, применяется в Сирии российскими ВКС. По информации, размещенной на сайте компании-разработчика бомбы, она применяется «для поражения легкоуязвимой техники, ж/д узлов, складов боеприпасов и т. п».

Для наведения бомбы используется подсветка цели с носителя боеприпапаса или с земли.

По своим массогабаритным характеристикам КАБ-250 соответствует американской GBU-12 Paveway II, но по дальности проигрывает — 10 км (неофициальная информация) против 15 км. Чтобы сравняться по возможностям с американским боеприпасом, российская бомба может быть оснащена комбинированной системой наведения, включающей в себя спутниковый приемник системы ГЛОНАСС.

© Константин Еловский (ИТАР-ТАСС)

У них — JDAM, у нас СВП-24

В России, как и в США, накопилось большое количество недорогих свободнопадающих бомб, в том числе калибра 250 кг, который подходит для применения с беспилотников. В обеих странах было разработано решение по их более эффективному использованию, чем ковровые бомбардировки. Эти решения подходят в том числе и для БЛА. В США для этого создали комплект модернизации JDAM, который устанавливается на бомбу, превращая ее в высокоточный боеприпас. В России пошли по другому пути — оборудование, необходимое для высокоточного бомбометания, разместили на борту самолета. Речь идет о специализированной вычислительной подсистеме СВП-24, которая устанавливается на Су-24, Су-25 и другие российские самолеты.

Принцип ее работы заключается в том, что при помощи радионавигационной системы и специального вычислительного оборудования она очень точно отслеживает параметры полета самолета, выбирая идеальный момент для сброса бомбы. Сход боеприпасов c пилонов происходит автоматически, и бомба летит к цели под воздействием полученного от носителя ускорения и гравитации. Заявленное производителем круговое вероятное отклонение от цели при использовании СВП-24 составляет около 3−5 метров.

У российского решения есть преимущества и недостатки. С одной стороны, все оборудование установлено на самолете и не уничтожается после пуска, как в случае с JDAM, с другой — после сброса бомбы она неуправляема, что ведет к накоплению ошибки уже во время полета — в результате точность американских бомб, оснащенных JDAM, выше, особенно если учитывать дальность применения.

Российская СВП-24 отличается небольшими (для отечественной электроники) габаритами и весом, вполне посильным для БЛА типа «Альтаир», тем более что для него не потребуется установка индикаторов и других устройств, отвечающих за взаимодействие этой подсистемы с пилотом.

Опубликовал Fadanir

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *